Книги мартa

Сюзанна Кларк «Пиранези».
По огромным залам, уставленным статуями, бродит одинокий человек. Он не помнит ни кто он, ни как сюда попал.
Помнит лишь дорогу от одного зала в любой другой, рассчитывает время приливов и изредка встречается со странным гостем.
Я все ждала, что вот-вот из вялого запутанного нечто книга превратится в достойное чтение.
Черта с два. Она была написана в качестве разгрузки, когда Кларк просто не могла писать. К сожалению, об этом факте я узнала слишком поздно.
Роджер Желязны «Здесь водятся драконы».
Милый сказочный рассказ. Если человек, составляющий карту, не знает, что находится за неприступными горами, то он просто напишет
«здесь водятся драконы». Драконы как раз там водились и совершенно не хотели, чтобы о них знали.
Еще повадятся всякие разные сражаться с драконами, а эти всякие разные немытые, съешь такого и живот потом болит.
Нина Катерли «Цветные открытки».
Очень тепло написал о Катерли Каверин. Сборник рассказов неоднородный, есть откровенно слабые, но есть и прекрасные.
О них и напишу. «Прощальный свет» - У Мартынова недавно умерла мать, и падчерица Татьяна за завтраком вдруг сказала, что ей не надо покупать плащ, будет носить бабушкин.
Неловкая пауза: девушке дали ключи от бабушкиной квартиры, чтобы забрать документы, а она без спроса в вещах копалась.
И начинает раскручиваться обыденная, простая история.
«Чудовище» - в коммунальной квартире живет чудовище с одним глазом и чешуйчатым хвостом.
Чудовище как чудовище, работает экспонатом, по мелочам, безобразничает по мелочам: то в ванной полно лягушек, то в холодильниках молоко закипает.
«ЫРВЩ», «Между зимой и летом».
Просто прелесть «Несъедобный друг профессора Расторгуева» - летом на даче взрослая дочка профессора купила своему сыну забаву, маленького поросенка.
Чудесна и повесть «Цветные открытки».
Мартин Бриезер «Затерянный мир Дарвина».
Любимейший формат: о своей работе пишет сам ученый.
Бриезер пишет о кажущемся отсутствии окаменелостей в породах старше кембрийских, о своих изысканиях, начатых в юности,
экспедициях почти по всему миру.
«Дорога вела меня в прошлое, от кембрийского взрыва и эдиакарской биоты (600–500 млн лет) ко времени возникновения эукариот
(более 1 млрд лет назад), и всякий раз я попадал во все более отдаленные части планеты, населенные все более непривычно мыслящими людьми.
Поэтому я связал изложение проблем с описанием святых для палеонтолога мест, характерных ископаемых остатков,
а также охотников за окаменелостями. Я стремился показать здесь, как со временем изменялись суждения ученых о древнейшей жизни.»
Неисчерпаемый юмор и прекрасное изложение.

Книги февраля


Евгений Шварц «Дракон». Фильм «Убить дракона» снят по мотивам пьесы. Сама пьеса не велика и в чем-то даже лучше фильма. Кстати, фраза «Всех учили. Но зачем ты оказался первым учеником, скотина такая?» из «Дракона». Пьеса, в отличие от фильма, заканчивается оптимистически.
Евгений Шварц «Белый волк» - маленькая книжка, всего-то пару десятков страниц. Е.Шварц в 1922-23 г.г. был секретарем Корнея Чуковского.
Мне Чуковский всегда казался добрым и веселым сказочником. Проскальзывало кое-что у Лидии Чуковской, но мало ли какие разногласия могут быть у дочери и отца. Младшей дочке, Муре, посвящено много произведений. Н-да. «У Корнея Ивановича никогда не было друзей и близких. Он бушевал в одиночестве, не находя пути по душе, без настоящего голоса, без любви, без веры, с силой, не открывшей настоящего, равного себе выражения, и потому недоброй. По трудоспособности я не встречал ему равных.»
Для Шварца Чуковский - белый волк, существо удивительное, грозное, беспощадное и вызывающее уважение.
Обе книги написаны прекрасно.
Иванов «Географ глобус пропил» из списка sova_f.
Книга написана блестяще, только она коллекция моральных уродов. Кого ни возьми, разве что Овечкин не в их числе… А Служкин, вот честно, безответственный алкаш. Нет, пьянство не умилительно и не смешно. Я 14-ть лет до Израиля прожила в маленьком городке, насмотрелась.
Фэнни Флэгг «О чем весь город говорит», «Рождество и красный кардинал» этакие милые розовые книжечки, где за редчайшим исключением все люди хорошие, и все прекрасно. Конечно, небольшие трагедии здесь случаются, (злые мальчишки подстрелили птенца кардинала), но последствия, как правило, легко исправимы – птица вылечена и стала любимицей городка.
Такое успокоительное необременительное чтение, понятно, что на троечку с плюсом, в самый раз после «Географа»
С.Логинов «Свет в окошке» из списка sova_f.
Взять известную фразу "Мертвые живы, пока о них помнят" и на ней построить книгу. Читалось на одном дыхании.
Научно-популярное
Фрэнк Вильчек «Красота физики». Ф.Вильчек физик-теоретик, лауреат Нобелевской премии по физике и т.д., и т.п.
Эта книга размышление над одним-единственным вопросом: «Воплощает ли наш мир красоту?»
Рассказать про историю физики, про основные открытия, про четыре главных взаимодействия не используя формул, показать красоту всего этого – фантастически прекрасно.
Только такую книгу надо читать в печатном варианте, а не в черно-белом электронном, как читала я. В конце книги цветные диаграммы, схемы, к которым автор отправляет по ходу чтения, причем цвет играет не последнюю роль.
Сергей Попов «Суперобъекты [Звезды размером с город]» - книга о нейтронных звездах.
С.Б.Попов - астрофизик, доктор физ-мат. наук, ведущий научный сотрудник астрономического института, более сотни научных публикаций, специализируется на нейтронных звездах и черных дырах.
Читает в открытом доступе блестящие лекции по астрономии, которые я слушаю с интересом.
Книга оказалась небрежной записью лекций.
П.Талантов «0.05 Доказательная медицина от магии до поисков бессмертия».
Книга получила три литературные премии.
Об истории медицины и о том, как создаются новые лекарства и методы лечения, что такое доказательная медицина и как можно даже сегодня воспользоваться уловками. Есть ли польза от скриннингов и аптечных витаминов, всегда ли надо проводить лечение. Естественно, альтернативная медицина получает пинок. Много примеров и ссылок на исследования.
Ложка дегтя: Талантов по образованию врач, по специальности не работал, а занялся бизнесом, на сегодня интернет-миллионер.
Основал фонд «Эволюция» и три года был его руководителем. Тем не менее, книга написана не специалистом.
Но очень интересна, да

Книги января. Науч-поп.

«Как работает ваш мозг» статьи из журнала “New Scientist”. Наконец-то получила ответ на казавшийся очень странным результат эксперимента, на который ссылался в своей книге, кажется, Канеман. В ходе эксперимента человек должен был нажать кнопку, когда захочет, но моментально, без промедления. Информация параллельно считывалась с мозга. Мозг рапортовал «Нажать» до того, как человек нажимал кнопку. Давалось совершенно правильное объяснение происходящему: «Мозг принимает решение раньше, чем человек его принял.» Как оказалось, у кнопки был слишком долгий ход. Подтвердить эксперимент, т.е. независимо получить точно такой же результат, не удалось.
Дэвид Райх «Кто мы и как сюда попали. Древняя ДНК и новая наука о человеческом прошлом»
Дэвид Райх, американский генетик, занимается популяционной и медицинской генетикой, а также геномикой. Работал в лаборатории Сванте Паабо, занимался расшифровкой генома неандертальца. Позднее при помощи С.Паабо открыл собственную лабораторию в Гарварде, где расшифровал более 800 геномов древних людей.
Книга отличная, 10 из 10.
В последние годы произошла геномная революция, складывающаяся из лавины открытий, связанных с данными по полным человеческим геномам: то есть когда анализируются не небольшие кусочки генома, как, например, митохондриальная ДНК или хромосома Y, а весь геном целиком. Другая часть этой революции обусловлена новыми технологиями, позволившими выделять драгоценнейшую ДНК из ископаемых останков. В книге описана история происхождения современного человечества, всех его популяций, по результатам исследования геномов.
Теория, что современные люди примерно 50 тысяч лет назад распространялись из Африки и с Ближнего Востока, оставляя за собой популяции потомков; эти популяции отпочковывали свои дочерние популяции, при этом нынешние популяции тех или иных регионов произошли напрямую от первых прибывших туда групп мигрантов, ошибочна. Все было намного сложнее.
Практически каждая из нынешних групп населения есть продукт смешения популяций, происходившего от тысяч до десятков тысяч лет назад. Смешение лежит в основе человеческой природы, и ни одна популяция не является – и не может являться – “чистой расой”. Ни одна из групп населения не является чистым биологическим продолжением тех, кто жил там 10 тысяч лет назад. Эта книга рассказывает, как происходило смешение популяций. Исследуются прошлое почти всех существующих популяций.
Все это очень интересно, написано простым языком, графики и схемы помогают лучше представить происходившее. Есть отсылки к существующим ранее теориям и объяснение ошибочности этих теорий. Ничего личного – так говорят результаты исследований ДНК.
Нацизм, к примеру, основывался на идее расы чистых арийцев, носителей индоевропейского языка, чьи глубокие корни якобы уходят в историю германского народа с его культурой шнуровой керамики. От этой идеологии камня на камне не осталось, когда выяснилось, что родоначальники той культуры пришли из русской степи с волной массовой миграции. Или взять идеологию хиндутва, согласно которой вклад в индийскую культуру со стороны любых мигрантов, кроме южноазиатских, был минимальным: на деле оказалось, что половина наследия индийцев происходит от череды мигрантов с территорий Ирана и евразийской степи, докатившихся до Индии около 5 тысяч лет назад.

А теперь чуть политики:
«На конференциях я столкнулся вовсе не с какими-то экстремистами, а просто с четко выраженной господствующей общественной позицией, что изучение биологической разницы в человеческих популяциях опасно. Биологи и антропологи пришли в результате к согласию, что между крупными популяциями людей нет таких серьезных различий, на основе которых можно было бы строить концепцию “биологической расы”.
Однако это решение со временем превратилось – причем без дополнительных проверок – в догму о такой ничтожности различий между популяциями, что на практике их можно и нужно игнорировать и, более того, по возможности избегать любых их исследований. Ничего удивительного, что некоторым антропологам и социологам генетические работы по выявлению различий, пусть задуманные без всякого злого умысла, казались неблаговидными. Они опасались, что найденные различия могут послужить для утверждения расовых категорий, а их, наоборот, нужно опровергать. Для них любая подобная работа должна вести на скользкую дорожку псевдонаучных заявлений о биологических отклонениях, которыми в прошлом оправдывали работорговлю, движение евгеники за стерилизацию инвалидов как биологических уродов, убийство шести миллионов евреев нацистами.
В контексте этих опасений – а реакция на них исключительно острая – политолог Жаклин Стивенс предложила не позволять обсуждение данной темы даже по электронной почте и чтобы США “законодательно запретили своим служащим и грантополучателям… публикацию в любом виде, вплоть до внутренних циркуляров и ссылок на другие источники, заявлений о доказанно или мнимо наследуемых генетических вариациях, касающихся рас, народов, национальностей или других категорий населения, если только эти вариации не подтверждаются надежной статистикой и если их описание не принесет пользу общественному здоровью, каковые решения отдать специальному комитету, куда заявления по соответствующей теме должны отсылаться на утверждение”
В 2003 году последовала новая волна дискуссий. Началась она с публикации статьи Нила Риша, который отстаивал позицию пользы расовых группировок в медицинских исследованиях, и не только в контексте социоэкономических или культурных различий, но и в контексте генетических различий, сопряженных с заболеваниями, а значит, с точностью их диагностирования и лечения13. Риша убедили в этом примеры с серповидно-клеточной анемией, встречающейся среди афроамериканцев гораздо чаще, чем среди остального населения США. Он видел, что врач с большей вероятностью начнет подозревать серповидно-клеточную анемию, если пациент афроамериканец.
Эту позицию поддержало Управление США по надзору за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов, дав в 2005 году добро на выпуск BiDil, двухкомпонентного лекарства от сердечной недостаточности у афроамериканцев; этот препарат, как было показано, лучше действует на афроамериканских пациентов, чем на европейских. Другую сторону дебатов взял Дэвид Голдстейн, предположив, что расовые категории США настолько плохо предсказывают биологические свойства, что в долгосрочной перспективе они обесценятся. Вместе с коллегами он показал, что частоты генетических вариантов, предопределяющих тяжелые побочные эффекты от лекарств, практически не связаны с расовыми категориями (категории соответствовали принятым в переписи населения США). Расовые категории, как признавалось в заключении, могут быть приняты в расчет в настоящее время, но только в силу крайней неполноты наших сегодняшних знаний, в будущем же их место займет выявление индивидуальных мутаций у каждого пациента. Выбор лечения на основе расовых категорий просто отомрет.
О каких реальных отличиях нам известно? Мы не можем отрицать наличие значительных генетических отличий между популяциями, и касаются они факторов, определяющих не только цвет кожи, но и конституцию тела, способность переваривать крахмал и лактозу, способность легко дышать на большой высоте, восприимчивость к определенным болезням. И это только самое начало. Я думаю, что ограниченное число подобных различий связано с отсутствием исследований, опирающихся на достаточно мощную статистику для их выявления. Ведь для большинства вариаций, как указал Левонтин, изменчивость внутри популяций гораздо выше, чем между популяциями. А это означает, что в любой популяции есть индивиды с крайне низкими или крайне высокими показателями большинства признаков. Но при этом вполне могут существовать и тонкие различия между средними значениями признаков.»
И еще:
«Специалисты по древней ДНК и археологи обычно говорят, что останки, попадающие в лаборатории, настолько отдалены от нас во времени, что никаких связей ни с нынешними людьми, ни с нынешними культурами просто нет. Такой ответ закреплен законодательным актом США о защите и репатриации погребений, в котором установлено, что останки должны быть возвращены индейскому племени, если доказана биологическая или культурная связь с нынешними людьми. Теперь, однако, стандарты сдвинулись, как это видно из наглядных примеров: и скелет Кенневикского человека возрастом 8,5 тысячи лет, и останки из пещеры Духов (Spitit Cave) с датировками около 10 600 лет назад были возвращены племенам без достаточных на то научных оснований, доказывающих связь с конкретными нынешними племенами»

Книги января

Каверин. «Эпилог»
Для меня Каверин был писателем одной-единственной книги «Два капитана», прочитанной в детстве.
Не знаю, как бы я отнеслась к этой книге сейчас. Каждой книге свое время – тогда она тогда она была прекрасна.
Не знаю, почему стала слушать «Эпилог», не люблю мемуары. Оторваться не смогла.
«Заранее должен предупредить, что эта книга написана в начале семидесятых годов, то есть в период так называемого застоя.
Господствующим ощущением, ставившим непреодолимые преграды развитию и экономики, и культуры, был страх.
Правда, это было не то чувство, которое мы испытывали в тридцатых — сороковых годах, когда страх был тесно связан с арестом, пытками, расстрелом, смертельной опасностью во всех ее проявлениях.
Но это был прочно устоявшийся страх, как бы гордившийся своей стабильностью, сжимавший в своей огромной лапе любую новую мысль, любую, даже робкую, попытку что-либо изменить.»
В приложении книги – постановления и фамилии их подписавших.
Начинается книга с 1922 года с полуанекдотической истории – Шкловскому надо бежать: его разыскивают чекисты.
Договорено, что если у Тынянова занавеска на кухонном окне завязана узлом, то чисто. (Привет, пастор Шлагг.)
Когда к Тынянову пришли чекисты, чтобы устроить засаду на Шкловского, жена Тынянова не успела развязать узел.
Каждого пришедшего в квартиру Тыняновых чекисты задерживали.
Все просто: заглянул друг – задержали, за другом пришла жена, позвать обедать, - задержали; позвонил нищий – задержали.
В первый вечер в квартире было шесть задержанных.
Наступил второй день, и задержанных стало еще больше, каждого пришедшего обитатели квартиры встречали уже со смехом.
На третий день в квартире было свыше двадцати задержанных. Этакая сказка «Рукавичка».
«Диетические времена» – так называла их Ахматова - прошли быстро. Пришел страх 30-х годов.
«Эпилог» меня поразил. Книга о том, как через колено ломали литературу.
Это не было для меня совершенно новым, но вот в таком сконцентрированном виде читала впервые.
Оглушающее впечатление. В конце книги документальные приложения.
Продолжением «Эпилога» для меня стал «Письменный стол» - про случайные и неслучайные встречи, в книге приводятся письма.
О книге Катаева «Алмазный мой венец» приведу выдержку из письма Каверина Мицуёси Нумано
«Воспоминания В. Катаева («Алмазный мой венец») совершенно недостоверны и не представляют собою никакой цены для источниковедения.
Только один пример: он пишет, что я привёл Лунца к нему в 1923 году и что Лунц читал в его доме рассказ, который заставил Катаева и его друзей смеяться до упаду.
Но Лунц читал свой рассказ в Союзе писателей, а не у Катаева, а я познакомился с Катаевым в 1932 году и никогда не приводил к нему Лунца.»
Тендряков. Рассказы.
«Три мешка сорной пшеницы» 1973 г.
В последнюю военную зиму в колхоз приезжает городская комиссия, чтобы изъять все имеющиеся излишки зерна.
Бабы в колхозе давно пекут лепешки из травы, больше ничего нет. В деревне голод.
Три мешка сорной пшеницы председатель сберег, чтобы весной во время пахотной подкормить работающих, и эти несчастные три мешка надо изъять, а председателя посадить.
«Находка» 1965 г.
Старший инспектор рыбнадзора Русанов живет по правилам. Рыбаки из бригады варят после работы уху из пойманной рыбы?
Не порядок! Он переворачивает котел с ухой в костер. Жесткий, ненавидимый всеми человек, абсолютно уверенный в своей правоте.
Обходя озеро, Русанов находит ребенка и решает поступить по справедливости.
«Тройка, семерка, туз» 1961 г. О таежной бригаде сплавщиков.
«Век короткий» 1965 г. О свинарке Насте Сыроегиной.
«Кончина» 1968 г.
Умирает председатель богатого колхоза. Он спас колхоз от нищеты, его колхозники не голодали. Но был ли он хорошим человеком?
«Не ко двору» 1954 г.
Бригадир тракторной бригады Федор Соловейков женился на Стеше и переехал жить к тестю с тещей.
Да вот беда: родители Стеши заботятся только о своем хозяйстве, а в колхозе работают кое-как. Федора это очень огорчает.
(Не желают гады пахать за «палочки») Тендряков пишет отстраненно, не давая личной оценки.
Все эти рассказы 5 из 5.
«Расплата»
Мальчишка старшеклассник застрелил отца. Все знали, что отец пьет, бьет мать, но молчали.
Школьный учитель вдохновенно рассказывал, что за справедливость нужно воевать. Ну вот, мальчишка и довоевался.
«Свидание с Нефертити» 1964 г., роман.
Федор Материн, паренек из глухой деревни мечтает стать художником. Закончил десятый класс и 21 июня 1941-ого рванул в Москву в художественный институт. Вместо учебы ушел на фронт.
В институт поступил после победы. Его однокурсник Лева Шлихман появится через несколько лет уже под своим именем Эмка Мандель в рассказе «Охота» 1971г., опубликован в 1988 г.
Студенческий дух «Свидания с Нефертити» сразу вспомнится в «Охоте». В более позднем рассказе написано жестче.
И еще: «Охота» заканчивается милейшим документом, вырвавшимся из канцелярии М.В.Келдыша.
На нем резолюция академика «Ознакомить» А в документе, написанном в 1970 г., доктор философских наук, профессор МГУ, старший научный сотрудник АН СССР (по совместительству)И. С. Нарский
бьет себя пяткой в грудь, утверждая, что он не еврей.
Рассказы написаны рукой мастера, «Нефертити» слабее.
Ну а теперь книжки-однодневки, вместо семечек или поп-корна:
Маррс «Единственный».
Некая компания может по анализу ДНК подобрать пару абсолютно подходящих друг другу людей.
Достаточно сдать анализ ДНК и тебе сообщат, кто твоя идеальная пара.
История пяти пар.
Маррс «Пассажиры».
Автомобили водит искуственный разум, не важно такси или своя машина, достаточно сесть в нее, назвать нужный адрес, и машина поедет.
Некто захватывает управление над пятью машинами. 5 машин, в каждой заложник.
Все транслируется по телевизионным каналам, в фейсбуке, телеграмме и прочих соц.площадках

(no subject)

Книги месяца – научно-популярное. Декабрь
Борис Борисович Жуков закончил биофак МГУ, проработал лет 10 по специальности и ушел в журналистику. Его книги не о том, что лично он разрабатывал, а пересказ прочитанного для широкой публики.
«Дарвинизм в XXI веке»
Дается определение, что такое дарвинизм — это совокупность представлений о механизмах биологической эволюции, в которых ведущая роль отводится естественному отбору, т.е. изменчивость (мутации), наследственность и внутривидовая борьба за существование (здравствуй, школа).
Самый правильный дарвинизм это синтетическая теория эволюции (СТЭ). Согласно СТЭ, основные эволюционные события разворачиваются в популяции — совокупности существ того или иного вида, населяющих некоторую местность. У каждого такого существа — особи — есть множество генов. Практически каждый ген существует в нескольких альтернативных вариантах — аллелях. Каждая особь обладает конкретным неповторимым сочетанием аллелей разных генов — генотипом, совокупность генотипов создает генетическое разнообразие популяции. При бесполом размножении генотипы переходят от поколения к поколению без изменений (если не считать относительно редких мутаций), если же есть хоть какая-то форма полового процесса, каждый потомок получает смесь генов двух своих родителей, что постоянно создает все новые и новые генотипы. Частота каждого отдельного аллеля остается в каждом поколении одной и той же. Причем это соотношение (его называют законом Харди — Вайнберга) выполняется тем точнее, чем больше популяция и чем менее избирательно скрещивание особей внутри нее. Но все это возможно только в том случае, если жизненный успех носителей любого аллеля одинаков. Если же это не так, если некоторые аллели обеспечивают своим обладателям бóльшую вероятность выживания или больший успех в размножении, в дело вступает естественный отбор: частота «выгодных» аллелей в популяции начинает расти от поколения к поколению, а частота альтернативных им — падает. Это и есть биологическая эволюция, элементарным событием которой, согласно СТЭ, всегда является изменение генных частот. Впрочем, эволюция вида как целого не очень интересует СТЭ. В центре ее внимания находится процесс видообразования. В образцовой, наиболее разработанной модели он начинается с ограничения свободы скрещиваний.
А дальше начинается критика всяких неправильных течений, отрицающих эволюцию или неправильно ее толкующих: генетического дарвинизма, ламаркизма и неоламаркизма, автогенеза и прочая, и прочая. В том числе теории, отрицающей дарвинизм, т.к. он не согласуется со вторым законом термодинамики. Ну да, только второй закон существует для замкнутых систем, а живые существа к ним не относятся. Есть и теория, порицающая дарвинизм за нацизм. Жуков мужественно критикует все эти неправильные теории, но порой увлекается аналогиями. Аналогия – дело скользкое, она бывает и ложной.
В сухом остатке: про СТЭ я не знала, критику современных «неправильных» теорий было интересно почитать.
«Введение в поведение. История наук о том, что движет животными и как их правильно понимать.»
Наука о поведении животных от начала 19 в. и до наших дней.
Сделан акцент на трех течениях: бихевиоризме, учении Павлова, этологии Лоренца-Тинбергена.
Поведение присуще только живым организмом, и только пока они живы. Причем, присуще только организму в целом. Только в первой половине 19 в. началось изучение поведения животных учеными. Фредерик Кювье, директор парижского Зверинца, не создал никакой общей теории поведения животных, не написал об этом предмете специального труда. Его многочисленные наблюдения и оригинальные выводы из них разбросаны по 70 выпускам «Естественной истории млекопитающих». Дарвин высказался на этот счет совершенно недвусмысленно: «Разница между психикой человека и высших животных, как бы она ни была велика, это разница в степени, а не в качестве.» В 1872 году Дарвин выпустил уже довольно специальный труд «Выражение эмоций у человека и животных». Не будет большим преувеличением сказать, что зоопсихология не только появилась раньше собственно психологии, но и в значительной мере стимулировала становление последней как самостоятельной дисциплины с собственным предметом и методом исследования. И преемственность между ними не ограничивалась только идейным влиянием. Уже в 1862/63 учебном году молодой ассистент знаменитого физиолога Германа Гельмгольца, преподававший в Гейдельбергском университете физиологию, прочел годичный курс лекций «О душе человека и животных» – одно из первых систематизированных изложений рождающейся зоопсихологии, – а затем издал их отдельной книгой. Лектора звали Вильгельм Вундт. Спустя 16 лет, будучи уже профессором Лейпцигского университета, он создал первую в мире психологическую лабораторию – и это событие традиционно считается условным моментом рождения научной психологии. Но, если в начале 19 в. ученые писали о «повадках», «привычках», «обычаях», «нравах», «уме», «характере», «манерах», «умениях», «способностях», «инстинктах», «чувствах», «воле», «душевной деятельности» и тому подобных категориях, то с середины 1880-х годов в работах англоязычных зоопсихологов изредка, а в 1900-е годы – уже регулярно используются слова, обозначающие именно и только поведение: conduct и современное behavior. Данный лексический сдвиг отражал изменения в самом взгляде ученых на проблему, сдвиг фокуса их внимания. Начинают появляться работы, в которых те или иные формы поведения (описываемые все еще в основном в старых терминах «инстинктов», «привычек», «ума» и т. д.) рассматриваются уже не как средство судить о психике животных, а как самостоятельный предмет изучения.
Про Павлова писать не буду,там все знакомо.
Бихевиоризм:
13 февраля 1913 года в самом респектабельном университете Нью-Йорка – Колумбийском – 35-летний психолог Джон Бродес Уотсон выступил с публичной лекцией на тему «Психология, какой ее видит бихевиорист». В этот день в психологии и зоопсихологии родилось новое направление – бихевиоризм. Ему было суждено приобрести необычайную популярность, оказать огромное влияние не только на все области этих дисциплин, но и на другие науки и на всю культуру XX века. В своей первой лекции Уотсон утверждал невозможность и ненужность изучения психических процессов – не касаясь того, какова их роль в поведении. Но уже вскоре он счел это недопустимым компромиссом, уступкой ненавистному «ментализму» (как бихевиористы называли теперь традиционную психологию). По мнению Уотсона, психические процессы – будь то мышление, воображение, эмоции или что-то еще – вообще не играют никакой роли в поведении и не могут считаться его причиной. Причины любого поведения коренятся во внешних стимулах, а психика лишь пассивно отражает преобразование входящих нервных сигналов (от органов чувств) в исходящие (к мышцам и другим исполнительным структурам), никак не влияя на их содержание. Более того, сам процесс мышления (при всей его избыточности и неспособности влиять на поведение) никогда не остается чисто психическим и даже чисто нервным процессом: он всегда имеет выражение в какой-то мышечной деятельности – даже если движения мышц столь слабы, что их невозможно заметить.
Этология:
Теоретическая концепция Лоренца (которую теперь следовало бы называть «моделью Лоренца – Тинбергена – фон Хольста»): согласно ей, каждому паттерну врожденного поведения соответствует реализующий его механизм – некий нервный центр. В нем постоянно идет накопление некоторого потенциала, «нервной энергии», ищущей выхода – которым может быть только реализация паттерна. (Физическая природа накапливающегося потенциала неясна, да особо и не важна, но предполагается, что в основе этого процесса лежит фон-хольстова спонтанная активность определенных нейронов, долбящих и долбящих своими импульсами другие нейроны, накапливая в них какие-то химические изменения.) Но этот выход до поры до времени блокирован запирающим устройством. Отпереть его может только «врожденный разрешающий механизм» (IRM), а его привести в действие может только появление «ключевого стимула» – объекта, совокупность признаков которого совпадает с имеющимся в IRM образом. Если это совпадение происходит, IRM отпирает затвор, и накопившаяся в нервном центре «энергия» получает моторный выход, воплощаясь в поведенческий паттерн – последовательность действий (направленных обычно на объект, сыгравший роль «ключевого стимула»). Впрочем, система не ждет появления разрешающего стимула пассивно: нарастающее «давление» в нервном центре побуждает мозг в целом к активному поиску заветного объекта (аппетентному поведению – Лоренц заимствовал это понятие у Крейга, включив его в собственную модель). В частности, оно обостряет чувствительность зрения, слуха, обоняния и других анализаторов (именно поэтому люди, практикующие регулярное голодание, говорят, что в этом состоянии мир выглядит «промытым» – все краски, формы, звуки, запахи ощущаются ярче обычного). Если поиски затягиваются, растущее давление «нервной энергии» начинает снижать требовательность IRM к ключевому стимулу. Теперь стимулом, запускающим паттерн поведения, может стать и не вполне подходящий объект (например, волк, долго не находящий волчицы, обращает свои ухаживания на домашних собак).
Впрочем, говоря о том, что инстинктивные действия – основа поведения, Лоренц, разумеется, не утверждал, что вообще все поведение животных инстинктивно. Он полагал, что инстинктивные паттерны образуют своего рода каркас поведения, в который могут тем или иным образом встраиваться действия индивидуальные, пластичные, сформированные личным опытом. Причем такое соединение происходит не только на уровне всего поведения в целом – врожденные и индивидуальные составляющие можно различить даже внутри одного конкретного поведенческого акта. Моделью того, как это может происходить, стал феномен импринтинга, чрезвычайно интересовавший Лоренца всю жизнь. Ведь, по сути дела, вся его «моторная» часть, все поведение «зачарованных» гусят или утят – типичный фиксированный паттерн поведения, «инстинктивное действие». Единственное его отличие от «настоящего» инстинкта состоит в том, что на момент рождения мозг птенца еще не содержит эталона того ключевого стимула, который в дальнейшем будет высвобождать это поведение. Есть только некие рамочные ограничения: это должен быть достаточно крупный[53] предмет, движущийся не слишком быстро и не слишком медленно и первым оказавшийся в поле зрения птенца. Но после того как встреча с таким объектом произошла, его индивидуальные признаки становятся ключевыми стимулами, и в дальнейшем вызывать у птенца поведение следования будут уже только они – как если бы они были врожденными. То есть в общей программе врожденного поведения и его регуляторов оставлен маленький пробел, заполняемый «от руки» индивидуальным опытом. Примерно так же, по Лоренцу, соотносится врожденное и приобретенное и в других формах поведения: конкретное соотношение этих компонент может быть самым разным, но всякое обучение строится не на пустом месте, а на основе того или иного врожденного поведения.
Илья Андреевич Мартынов «Мозг. Как он устроен».
Как устроен и как работает наш мозг от А до Я. Все, что я раньше читала об анатомии, устройстве и работе мозга, (основные моменты), собрано в этой книге. Есть и добавка про три этажа. «Если говорить максимально просто, в мозге можно выделить три этажа.
1. Первый этаж журналисты и многие популяризаторы науки называют «рептильный мозг» (это ствол мозга, складывающийся из продолговатого, заднего, среднего и промежуточного мозга). Эта часть отвечает за выживание организма (порой даже в самых экстремальных условиях).
2. Второй этаж называют «обезьяний мозг». Этот кусок (состоящий из многих структур) находится преимущественно над «рептильным мозгом» и отвечает за наши эмоциональные реакции. Когда обезьяне что-то не нравится, она начинает кричать, размахивать конечностями и даже может напасть. Так ведут себя некоторые дети и подростки, потому что у них еще во многом доминирует «обезьяний мозг».
3. Третий этаж. Речь здесь идет о коре больших полушарий. Это и есть наш «человеческий мозг».

Каверин. «Эпилог», об этой книге напишу потом, надо в себе разобраться.

Книги за ноябрь

Доррис Лессинг «Великие мечты».
Этакая почти современная семейная мини-сага в основном посвященная шестидесятым годам прошлого столетия, годам молодежного бунта, истеричным и шумным, разрушительным и бессмысленным. Злобные вопли «фашист» в сторону инакомыслящих, уверенность, что все тебе должны, а ты никому. Что-то это мне напоминает.
И над всем этим Юлия, безукоризненно сдержанная и достойная, отдавшая в распоряжении невестки и ее сыновей весь свой дом, три этажа за исключением четвертого, где она живет.
Фрэнсис, ее невестка, трудяга, содержащая двух сыновей-подростков и множество их приятелей, поселившихся в доме Юлии – иначе нельзя. Нельзя, чтобы сыновья ушли из дома, как их приятели. Важно, чтобы сыновья получили образование, важно, сохранить их доверие и дружбу.
Муж Фрэнсис, товарищ Джонни, демагог чистой воды. Подбросивший Юлии дочь своей второй жены, Сильвию, а потом пытающийся передать на ее попечение и саму вторую жену, психически неустойчивую женщину.
Годы идут, дети вырастают, и Сильвия, став врачом, отправляется в освободившуюся от колонизаторов Африку лечить людей. Там неурожай, голод, вороватое правительство.
Не могу сказать, что книга понравилась. Скорее было интересно почитать о тех годах.
(Единственная книга о 60-х, которую прочитала очень давно, «За стеклом» Робера Мерля, о студенческом бунте во Франции.)

Авраам Б.Иегошуа «Дружественный огонь».
На праздник Хануки в школе каникулы, и Даниэла отправляется в Африку навестить оставшегося там Ирмиягу.
Не так давно жена Ирмиягу, сестра Даниэлы умерла. Муж Даниэлы, Яари, хозяин и начальник проектного бюро, остается дома.
У Яари множество забот: присмотреть за больным отцом, решить технические проблемы на работе, сын, невестка, внук, внучка, давняя знакомая отца.
Ничего особенного, такая милая книжка из серии «прочитать и забыть».
«Восемь смертных грехов» Конрад Лоренц.
8 процессов, угрожающих по мнению писателя гибелью всему человечеству. Я с большим уважениям отношусь к книгам о животных/птицах/рыбах этого ученого, поэтому и решила почитать о том, что он считает грехами человечества.
Если умный человек говорит то, с чем я не согласна, то это все равно интересно и вызывает желание подумать. Вдруг это я не права?
Итак, наши грехи. Книга написана в 60-е, что объясняет пункты 4 и 5.
1. Перенаселение Земли, вызывающее у каждого из нас агрессию и желание отгородиться от избыточных социальных контактов.
2. Опустошение жизненного пространства, уничтожающее природную среду и убивающее в человеке благоговение перед природой.
3. Ускоряющееся развитие техники делает человека слепым к подлинным ценностям, не оставляет времени для размышлений.
4. Исчезновение сильных чувств и нетерпимость ко всему, что вызывает неудовольствие.
5. Генетическое вырождение. «Нельзя исключить, что многие проявления инфантильности, делающие из значительных групп нынешней «бунтующе» молодежи общественных паразитов, могут быть обусловлены генетически».
6. Разрыв с традицией. Для молодежи старшие – чужая этническая группа.
7. Уничтожение индивидуальности. Увеличение технических средств воздействия на общественное мнение приводит к унификации взглядов.
8. Ядерное оружие навлекает опасность на все человечество.
Далеко не со всем я согласна, но читать было любопытно.
Кое-что вызывает улыбку: в новых высотных домах у двух квартир общий балкон имеет высокую перемычку нет, не для того, чтобы вы не смогли посетить квартиру соседей, когда их не будет дома, а исключительно из-за того, что вы ненавидите своих соседей и не желаете их видеть.
Елена Клещенко «ДНК и ее человек».
Краткое объяснение, что такое ДНК, а потом множество случаев, как с помощью ДНК были найдены преступники, начиная от преступлений, совершенных десятилетия назад, и кончая взрывом в Шереметьево, как была опознана царская семья, как была определено, чьим сыном является вот этот ребенок, были отменены несправедливые приговоры.
В книге нет смакования преступлений, акцент сделан на то, как удалось найти преступника.
Поднимается очень интересный вопрос: существуют открытые базы ДНК, куда человек сам, по собственному желанию, вносит свои данные, чтобы найти возможных родственников.
Существуют базы ДНК, созданные учеными, которые исследуют ДНК жителей разных областей, чтобы определить различия.
Именно с помощью открытой базы ДНК удалось найти родственников преступника и выйти на него.
С помощью данных о ДНК в одном районе Ингушетии был вычислен террорист из Шереметьево.
Еще раз: люди сдавали ДНК добровольно и не думали, что их данными воспользуется полиция.
С одной стороны, главное поймать убийц.
С другой, вполне возможна ошибка по любой причине, хотя бы случайное загрязнение ДНК –было совершенно несколько убийств, судя по ДНК убийцей была женщина. Вызывало изумление как быстро она перемещалась. Женщину нашли. Она была ... упаковщицей палочек, которые использовали для сбора ДНК.
С третьей стороны, сведения о ДНК человека являются личной информацией.

Чтиво

Анна Коростелёва «Цветы корицы, аромат сливы». Аудиокнига.
Студент Вэй Сюэли внезапно был отправлен учиться в МГУ из-за какой-то путаницы в бумагах.
Он изучал китайскую классическую литературу, но теперь оказалось, что Вэй Сюэли специализируется в кристаллографии.
Хотя он был жертвой бюрократической ошибки, пришлось сделать вид, что все в порядке, поскольку был патриотом и не хотел обнаруживать, что у него на родине что-то не так.
На самом деле, судьба отправила Вэй Сюэли в Москву.
Это прелестная сказка, в которой переплелись и древнее китайское волшебство, и иностранные студенты, изучающие русский язык, и дружба, и любовь, и поисковики, и давняя семейная загадка.
Анна Коростылева «Ловушка для снов»
Великий воин Нэнквисс из племени Нэнкикоок отправляется на поиски деверя и приплывает на каноэ в Ирландию, которую вначале принял за Страну Мертвых.
«В первые же два дня в Стране Мёртвых Нэнквисс перевидал столько народу в юбках и торквесах, что у него не осталось никаких сомнений, что он в той самой стране, куда ушли в своё время его великие предки.
Правда, во всех этих юбках и украшениях ходили почему-то мужчины, но, поразмыслив, Нэнквисс решил, что если их самих не угнетает это обстоятельство, то ему и подавно нечего за них переживать.»
На своем пути Нэнквис встречает валлийца Файтви и ирландца Рори.
Эта развеселая троица отправляется на поиски Фланн Мак Фиаха, так теперь зовут деверя. И сказка чудесная, и столько юмора!
Конрад Лоренц «Кольцо царя Соломона».
Представили пожилых дам, чинно сидящих на веранде вокруг стола? Одна из них мать Лоренца.
На столе блюдо с вишней и мелкая и широкая чаша с сахарной пудрой. Прилетел попугай, завис в воздухе над столом, трепеща крыльями и размышляя сесть ли на стол возле матери Лоренца.
Развернулся и улетел – слишком много людей. Вместе с ним исчезла вся сахарная пудра, зато лица леди были напудрены.
Множество рассказов про рыбок и гусей, про уток и галок, собак и ворон. Рассказывает добрый и умный человек, любящий и понимающий братьев наших меньших.
Все три книги прекрасны.
Ольга Шестова. Лев Иноземцев. «30 Нобелевских премий. Открытия, изменившие медицину».
Из 210 Нобелевских премий за медицину и физиологию отобраны 30. Написано интересно. Часть знала, часть не знала, кое в чем ошибалась: Павлов получил премию вовсе не за исследование рефлексов. 4 из 5

“The Metropolitan Opera” (и не только она) продолжает каждый день показ спектаклей. https://moscow.theatrehd.com/ru/play/

Чтиво

Ирвин Шоу писатель хорошего среднего уровня. «Богач, бедняк», «Нищий вор», «Ночной портье», «Хлеб по водам», «Молодые львы» давно прочитаны. Самой сильной книгой из них для меня была «Пусти хлеб по водам». У каждого есть сокровенные желания, которые никогда не сбудутся, это просто не реально. Как если бы я сейчас захотела совершить кругосветное путешествие, останавливаясь сколько угодно в приглянувшихся местах. А если бы некто, оглушительно богатый, очень тактично и не навязываясь эти желания стал исполнять? Не требуя ничего взамен, ну разве что дружеское расположение его порадует. В дружной и небогатой семье школьного учителя появился такой опекун.


«Две недели в чужом городе» - бывший голливудский актер, звезда, был ранен на войне в лицо и сменил работу. Он женат, хорошо устроен. Прошли годы. Знаменитый режиссер, в чьих фильмах он когда-то прославился, попросил приехать на пару недель – озвучить фильм, пообещав очень хорошо заплатить. Эти дни в чужом городе превратились в воспоминания, осмысления своей жизни, поиск себя и своего пути. 4,5 из 5.


«Вершина холма» - для Майкла игра со смертью неотъемлимая часть жизни. Прыжки с парашютом, горные лыжи, серфинг, дельтапланеризм – экстремальный спорт в самом экстремальном варианте. Ему за тридцать, прекрасно сложен, умен, красив, благороден, не гонится за деньгами, но от безденежья не страдает. Женат по любви на прекрасной женщине, которая в один далеко не прекрасный день – во время прыжков четверки с парашютом разбились двое, она наблюдала это с земли, и на следующий день Майкл вновь отправляется прыгать – понимает, что так продолжаться не может. Не возможно провести жизнь в страхе за мужа. 4 из 5.


«Люси Краун» - достаточно один раз оказаться не в том месте и рассказать об увиденном, и семейная жизнь разбита. Не хочу пересказывать сюжет, он показался мне странным. 3 из 5.


Акунин, цикл про Фандорина. Сначало шло на ура, под конец захотелось что бы Фандорина убили. Вот прямо сейчас. Казалось, что писатель выдавливает из себя страницы, тоже мечтая убить порожденного им персонажа.


Антония Байетт «Морфо Евгения». Книга безусловно хороша, но показалась мне неким перепевом «Обладать». Опять натуралист, опять сказки, написанные женщиной, но уже на другом фоне. 4 из 5


Николас Уэйд «На заре человечества». Как прочитать историю человечества с помощью ДНК. Очень и очень интересно, но я отступила от своего правила выбора книг из научно-популярной серии – читать только написанное учеными, специализирующимися в данной отрасли. Уэйд журналист, поэтому здравствуй, чехословацкий язык, и аналогичные изыски. 

(no subject)

Детектив, прослушано.
Саймон Бекетт, серия «Доктор Девид Хантер».
Несколько книг. Доктор Девид Хантер судебный антрополог, большую часть дня он проводит с мертвыми, порой с давно мертвыми.
Когда его жена и дочь погибли в аварии, работа каждый день напоминала об утрате.
Поэтому он стал терапевтом, который посвящает себя живым, а не мертвым.
Однако произошли события, заставившие его вернуться к прежнему ремеслу. Призванию, так сказать. Отчасти патология, отчасти археология.
Каждая книга – отдельный детектив, хорошо сработанный.
Единственное «но» - детальное описание трупов. Описание профессиональное, отстраненное, важное для сюжета. (Слушать книгу и грызть яблоко не получается) 5 из 5
Фантастика
Джон Уиндем. Американский вариант Стругацких.
«День триффидов». Перевел Стругацкий.
Почти все население Земли ослепло, полюбовавшись удивительным зеленым свечением в небе.
Немногие зрячие пытаются выжить.
Никаких жутких картин апокалипсиса – самое обыденное, люди стали робинзонами: нужна еда и вода, надо научиться самим себя обеспечивать – ведь имеющиеся запасы не бесконечны; надо научиться лечить болезни.
Правового государства больше нет – надо научиться самим себя защищать.
У горстки людей есть враг- хищные растения, которые раньше выращивались для получения масла на огороженных полях и под присмотром, прорвали ограждения. 4 из 5.
(Клиффорд Саймак «Ночь триффидов» - продолжение «Дня триффидов», прочла половину и бросила.
Люди объединились в большие группы, кто-то мирно живет, кто-то решил захватить все и вся. 3 из 5)
«Отклонение от нормы». После техногенной катастрофы, люди живут в маленьких поселках.
Самый главный закон – уничтожать или изгонять мутантов.
Человек с любым отклонением от нормы из поселков изгоняется. Нормы заучиваются наизусть: у человека должно быть две руки, на каждой руке пять пальцев, на каждом пальце ноготь и т.д.
Любого новорожденного обследует инспектор и или выдает удостоверение о соответствии, или новорожденного...
Весь урожай проходит проверку на мутацию.
Рассказ идет от имени подростка, сына жесткого и авторитарного главы поселка. Легко увидеть внешнюю мутацию.
А если она внутренняя, и у нескольких подростков есть телепатические возможности? Узнают в поселке – изгонят. Уйти самим?
«Для старшего школьного возраста» 5 из 5, для взрослых 4 из 5.
А теперь самое интересного «Кукушата Мидвича».
Сразу вспоминается «Жук в муравейнике».
Что делать, если рядом с людьми оказались инопланетные существа? Сейчас они дети, но что может произойти, когда дети вырастут?
Заключена ли в их существовании опасность для человечества?
Самый обычный американский маленький городок вдруг оказывается огорожен невидимым куполом.
Нет, это не купол из «Вся плоть – трава» Клиффорда Саймака, он исчезает намного быстрее.
Инопланетная жизнь, появившияся в городе иная. Что делать с золотоглазыми (черт, Бредбери) детьми? 5 из 5
Акунин «Просто Маса», прослушано по рекомендации lolka_gr. Маса после смерти друга возвращается в Японию, чтобы открыть свое детективное агенство.
Просто восторг, буду теперь читать серию о Фандорине.
Даниэль Шпек, «Bella Германия» по рекомендации lolka_gr. Об эмиграции итальянцев в Германию.
Тут и разность характеров южан и северян, и развитие автопромышленности, и автомобильные гонки, и что такое семья.
Я даже несколько раз прерывалась, читала о моделях машин (было так живо написано, что хотелось увидеть эти машины и почитать о них), о гонках – тоже прерывалась и читала.
Люди, их характеры, события описаны просто отлично. 5 из 5
Ричард Руссо «Эмпайр Фолз» по рекомендации shi_ra и sova_f - маленький американский городок, еле дышащий на ладан.
Почти все в этом городке принадлежит миссис Уайтинг.
В небольшом захудалом ресторанчике работает Майлз. Он на крючке у миссис Уайтинг: та пообещала завещать ресторан ему.
А пока м.Уайтинг делает все, чтобы ее ресторанчик не загнулся окончательно. Но и не стал приносить прибыль.
Жена Майзла, Жаклин, потребовала развод и собирается выйти замуж за Уолта Комо, преуспевающего тренера.
У Майзла дочка, брат, пройдоха отец, повышенная совестливость. 5 из 5
Дамское чтиво
Антуан Лорен «Красный блокнот или Парижский квест».
Лоран (40 лет с небольшим, разведен, красивый, интеллигентный, прекрасный отец) владелец книжной лавки находит женскую сумку.
В ней кучка всяких разных мелочей, рассказывающих о хозяйке. Нет только документов и адреса.
Лоран начинает разыскивать заинтересовавшую его женщину. Простенько, живенько, предсказуемо.
Кэтрин Уэбб «Незримое или тайная жизнь Кэт Морли».
Начинаются события не иначе как с полного бреда:
Райан вызвал Лию в Бельгию, чтобы она увидела на металлическом столе человека, казавшегося спящим.
Это – на минуточку! Прошло сто лет! – погибший солдат Первой Мировой, случайно найденный, когда хозяйка умершей собаки копала ей могилу.
У него лоб и глаза в идеальном состоянии, и – ах! – восковое ухо. Он что, в вечной мерзлоте лежал?
Я такой глупости насколько изумилась, что весь остальной текст впечатления не произвел.
Вместе с солдатом в запечатанной жестянке найдены два интересных письма. Вот этими письмами Лия и займется.
Простенько, живенько, предсказуемо.