Книги августа

Мэри Робертс Райнхарт. Несколько детективов. Приятно написанные книги. Америка, 20-30-ые годы прошлого века. Главный герой или девушка, или женщина в возрасте из средне богатой семьи, преданные слуги и весь необходимый антураж. Никакой грубости, убийства без кровавых подробностей. В начале очень интересно догадываться, тем более что события быстро сменяют друг друга. Но конец всегда слабый и притянутый за уши.
Энн Тайлер «Лестница лет». Очередная книга из серии «У обеспеченной домохозяйки выросли дети, муж и дети не воспринимают ее как личность, ааа!, жизнь надо срочно изменить». Не помню автора «Лето перед закатом», но абсолютно тот же порыв.
Энн Тайлер «Случайный турист». Это книга про мужчину, у которого жизнь шла по накатанной колея, даже трагедия не особо выбила из нее. Потом «Аааа! Жизнь надо срочно изменить!»
Труман Капоте «Хладнокровное убийство». Не детектив, скорее книга-размышление, построенная на реальных событиях. В поселке убита семья, кто и почему убил читателю сразу рассказывают. Параллельно идут три повествования: бурлящий от пересудов поселок, в котором изменилась жизнь; поиск убийц; жизнь убийц – один из них как ни странно порой кажется хорошим человеком. Книга сильная.
«Голоса травы». Удивительная книга.Тетя Долли, кухарка Кэтрин и мальчик решили уйти из дома, их обидела тетя Вирена. У этой троицы был домик на дереве, туда и ушли жить. Позднее к ним присоединились еще двое. Очень милая и грустная книга.
«Другие голоса, другие комнаты». Мальчик после смерти матери переезжает к отцу. Книга похожа на стеклянный шарик, в котором, если встряхнуть, идет снег. И на «Вино из одуванчиков». Все не такое как кажется, странное и немножко волшебное.

Книги июля

Аудио.
Мэри Робертс Райнхарт «Винтовая лестница». Чудесный детектив, озвучка Ирины Власовой подошла замечательно. Полное впечатление, что это не актрисса читает, а сама тетя Рэй рассказывает о себе. Итак, Америка, 1908 год. Первые строки книги «Это история о том, как старая дева средних лет совсем потеряла разум, оставила в городе уютную квартиру и сняла на лето дом в деревне, в результате чего оказалась в самом центре таинственных преступлений, на которых довольно хорошо заработали журналисты и детективы, чему они были безмерно рады.» Мягкий, ненавязчивый юмор, умение посмеяться над собой. Собственно, не так уж и следишь за детективной линией и пытаешься разгадать, как слушаешь рассказ немолодой женщины, посмеивающейся над собой. Чего только стоят перебранки с горничной, возмущенные отказы покинуть дачу и попытки самостоятельно провести расследование. А уж как она в халате лезла на крышу…
Рои Хен «Души». Прекрасная книга, озвучка выше всяких похвал. Книга о перерождении душ, каждый раз человек помнит, кем он был прежде. Самое невероятное происходит в последней главе.
Чтение.
Я не люблю Моэма, то ли читала в неподходящем возрасте, то ли не те его книги мне попались. Решила попробовать еще раз, но не то, что прочла, а новое для себя, рассказ «Жена полковника». До начала второй мировой войны еще 2-3 года. Рассказ начинается с описания достойной семейной пары. В Англии в своем поместье, в великолепном доме, построенным еще его предками живет полковник в отставке Пилигрим со своей женой. Все как положено: в прошлом достойная служба в армии. Ныне Джон Пилигрим умело управляет своим большим поместьем, заботится о своих арендаторах, председатель всех общественных организаций,добросовестно исполняет обязанности мирового судьи, и в придачу красавец, охотник, спортсмен. Жена, как и положено, присматривает за слугами, опекает немощных, помогает беднякам. И вот эта жена вдруг взяла да и написала в тайне от мужа книгу стихов, которую напечатали, и Эйви дала ее почитать мужу. В поэзии полковник ничего не понимает, книгу снисходительно полистал, вздохнул: «Бедняжка Эйви». А книга возьми и стань бестселлером. Небольшой рассказ, но до чего хорош.
Каверин «Перед зеркалом». Роман в письмах, который начался в 1910 году с письма пансионерки гимназисту и продолжался до 30-х годов. Хорошая качественная проза. Я, правда, хохотала над «старушкой пятидесяти пяти лет».
Слава Сэ «Ева», «Когда утонет черепаха» - забавные смешные побасенки. Особенно, история с продажей сыров в «Еве». Увы, он ничего больше не напишет.
Батья Гур «В субботу утром», израильский детектив. Очень слабый.
Борис Акунин «Настоящая принцесса и другие сюжеты». Семечки. Интернет-миниатюры с картинками, посты в блоге с комментариями читателей в конце каждой истории. Пост про колонизацию, пост про индийского магараджу, пост про японского генерала и т.д. Отдельные, как правило не связанные друг с другом посты из серии «Хочу все знать». Ок. Написано легко, забавно. Начиная с главы «Разговор с политиком», а книга написана в 2012 г. и имя политика начинается с той буквы, которую в некой северной стране нельзя писать на асфальте, (умышленно не называю, чтобы не приманивать), начинается такая маниловщина, что не понятно плакать или смеяться.
Елена Посвятовская «Портрет самозванки». История девушки из маленького городка всеми силами старающейся зацепиться в большом городе и урвать кусок побольше. Хорошо передана атмосфера тех лет.

Книги июня

Люси Уорсли «Чисто английское убийство».
Книга про зарождение и развитие британского детективного жанра. Довольно интересно.
Найо Марш. Одна из четырех королев британского детектива.
Прочитала несколько ее детективов.
Расследование ведет Родерик Айлен, достопочтенный аристократ.У него, как и положено, есть друг журналист Найджел Батгейт, слегка туповатый и слегка наивный, участвующий в расследовании.
Эта пара как Холмс с Ватсоном.
Единственное отличие, Айлен служит в Скотланд-Ярде, и полицейские почтительно выполняют его распоряжения.
Никаких кровавых шокирующих подробностей в детективах нет, все убийства описываются очень благопристойно, виновным оказывается тот, кого меньше всего подозреваешь.
Хорошее чтение для отдыха.
Элизабет Страут вторая книга про Оливию Киттеридж.
Оливия постарела, да что там, стала старухой. Это очень грустно.
Элизабет Страут «Когда все возможно»/
Cемья Бартонов, семья Гаптиллов, Пэтти Найсли и ее муж, Лайла Лэйн и другие люди мелькали на страницах книг про Оливию Киттеридж.
Хорошая книга, только слишком много людей, чье детство было несчастным, явный перебор. Но книга оптимистичная.
Ричард Руссо «Непосредственный человек».
Чудесная книга. Жизнь профессора Уильяма Генри Деверо, рассказанная им самим. Ирония, сарказм, умение посмеяться над собой.
Джозеф Хеллер «Портрет художника в старости».
Знаменитый писатель, достигнув преклонных лет, хочет написать последнюю книгу.
Есть слава и деньги, но хочется увенчать свою биографию шедевром, чтобы проводили под гром оркестра.
Юджин Порху хватается то за один сюжет, то за другой.
Записи этих сюжетов и метания Порху – вот это и есть «Портрет художника в старости». Блестяще.
Джозеф Хеллер «Видит Бог».
Царь Давид одряхлел, лежит в своей опочивальне под заботливым присмотром Ависаги, вспоминает прошлое.
Первые несколько страниц размышляла: может перестать читать? Скучно.
Продолжила читать, и, начиная со второй части, книга ожила. Она великолепна.
Давид непринужденно обругивает статую Микеланджело, нет в первый раз поверхностно обругивает, но зато во второй раз!
И «Я построил империю размахом со штат Мэн», критика элегии Шелли, Иоав, который после победы захотел пойти покорить Европу и Азию. «Англичане уже слезают с деревьев, германцы выползают из пещер, надо немедленно их захватить, пока они не открыли Америку и не придумали демократию и автомобили» - говорил Иоав.
Давид поскреб в затылке и предложил Иоаву еще раз прогуляться к Иордану и захватить Равву.
Нет, это не история попаданцев, это точнейший пересказ Танаха умным, язвительным человеком, а фразы из Шекспира – так это сам Давид написал, а вовсе не Шекспир.
А сынок, Соломон! Приходит к папе с восковой табличкой и тщательно записывает все сказанное. Понять, правда, не может.
И тут же глубочайшее горе – смерть сына Авессалома, горечь от преследований Саула, любовь к Авигее и Вирсавии. Блестяще.
Петр Люксимон «Царь Соломон».
Историческое исследование. Пару раз не поверила, заглянула в Танах – нет, все верно.
Хорошая серьезная книга. Только царь Соломон – посмеиваюсь – вылитый Соломон из «Видит Бог»
Николай Эрдман «Мандат», «Самоубийца».
Две пьесы о 20-х годах. Зощенко в квадрате. Написано блестяще и совершенно понятно, почему не ставилось и не публиковалось.

Книги апреля и мая

Уинстон Грум «Форрест Гамп» - огромное спасибо, henic. Книга чудо как хороша.
Э.Д.Говард «Хроника семьи Казалет», прочла полторы книги и продолжаю. Неспешное повествование о жизни английской семьи, начиная с предвоенных лет. Сначала я нервно дернулась, увидев список действующих лиц: три брата с их женами и детьми, родителя братьев, тетушки, еще множество родственников, слуги –список я закрыла, не читая его. Однако повествование в книге идет так неторопливо и обстоятельно, что легко запоминается кто кому кем приходится. Пока получаю большое удовольствие.
М.Леблан и Э.Джепсон «Арсен Люпен благородный грабитель», спасибо, shi_ra. Книга очень милая.
Джон Вердон «Загадай число» - первая книга из детективного цикла. Интересно закручено, но особых восторгов не вызвала.
Водолазкин «Похищение Европы». Видимо ее надо было читать сразу после сербско-хорватских событий. В книге красивые образы: немецкий юноша-красавец, русская девушка-красавица, русский князь – как же нам без князя, журналист-красавец в белоснежном костюме, в его черных волосах алая прядь. Пресса и телевидение продажны – кто бы спорил, а воевать плохо. Я ожидала от книги чего-то большего.
Дэн Симмонс «Песни Гипериона», 4 книги, фантастика. Спасибо, lady_wave. К Гробницам Времени направляются 6 паломников, чтобы встретиться с чудовищем Штрайком и спасти цивилизацию. Первая книга очень интересная, вторая похуже, а третья… Я, конечно, понимаю, что писателю тоже «кушать надо».
Энн Пэтчетт «Предчувствие чуда» - в Южной Америке некая фармацевтическая фирма проводит исследования, сулящие большие деньги. Тут и гениальный ученый с вредным характером, и таинственная смерть, и дикари, и одинокая женщина 40+, и глава фирмы. Дамское чтиво.

Научно-популярное.
«Почему наш мир таков, каков он есть», сборник статей: природа, человек, общество. С.Попов и В.Сурдин как всегда на хорошем уровне, они профессионалы. Все остальное – увы.
Нил Тайсон «Астрофизика с космической скоростью, или Великие тайны Вселенной для тех, кому некогда» - отличная книга.
К. Саган «Космос: Эволюция Вселенной, жизни и цивилизации».
Я сначала засомневалась: слушать ли, книга не новая, а открытия последних лет порой вносят существенные изменения. Но в книге есть комментарии и уточнения. Пока только начала слушать, несомненно, книга нравится.

Книги мартa

Сюзанна Кларк «Пиранези».
По огромным залам, уставленным статуями, бродит одинокий человек. Он не помнит ни кто он, ни как сюда попал.
Помнит лишь дорогу от одного зала в любой другой, рассчитывает время приливов и изредка встречается со странным гостем.
Я все ждала, что вот-вот из вялого запутанного нечто книга превратится в достойное чтение.
Черта с два. Она была написана в качестве разгрузки, когда Кларк просто не могла писать. К сожалению, об этом факте я узнала слишком поздно.
Роджер Желязны «Здесь водятся драконы».
Милый сказочный рассказ. Если человек, составляющий карту, не знает, что находится за неприступными горами, то он просто напишет
«здесь водятся драконы». Драконы как раз там водились и совершенно не хотели, чтобы о них знали.
Еще повадятся всякие разные сражаться с драконами, а эти всякие разные немытые, съешь такого и живот потом болит.
Нина Катерли «Цветные открытки».
Очень тепло написал о Катерли Каверин. Сборник рассказов неоднородный, есть откровенно слабые, но есть и прекрасные.
О них и напишу. «Прощальный свет» - У Мартынова недавно умерла мать, и падчерица Татьяна за завтраком вдруг сказала, что ей не надо покупать плащ, будет носить бабушкин.
Неловкая пауза: девушке дали ключи от бабушкиной квартиры, чтобы забрать документы, а она без спроса в вещах копалась.
И начинает раскручиваться обыденная, простая история.
«Чудовище» - в коммунальной квартире живет чудовище с одним глазом и чешуйчатым хвостом.
Чудовище как чудовище, работает экспонатом, по мелочам, безобразничает по мелочам: то в ванной полно лягушек, то в холодильниках молоко закипает.
«ЫРВЩ», «Между зимой и летом».
Просто прелесть «Несъедобный друг профессора Расторгуева» - летом на даче взрослая дочка профессора купила своему сыну забаву, маленького поросенка.
Чудесна и повесть «Цветные открытки».
Мартин Бриезер «Затерянный мир Дарвина».
Любимейший формат: о своей работе пишет сам ученый.
Бриезер пишет о кажущемся отсутствии окаменелостей в породах старше кембрийских, о своих изысканиях, начатых в юности,
экспедициях почти по всему миру.
«Дорога вела меня в прошлое, от кембрийского взрыва и эдиакарской биоты (600–500 млн лет) ко времени возникновения эукариот
(более 1 млрд лет назад), и всякий раз я попадал во все более отдаленные части планеты, населенные все более непривычно мыслящими людьми.
Поэтому я связал изложение проблем с описанием святых для палеонтолога мест, характерных ископаемых остатков,
а также охотников за окаменелостями. Я стремился показать здесь, как со временем изменялись суждения ученых о древнейшей жизни.»
Неисчерпаемый юмор и прекрасное изложение.

Книги февраля


Евгений Шварц «Дракон». Фильм «Убить дракона» снят по мотивам пьесы. Сама пьеса не велика и в чем-то даже лучше фильма. Кстати, фраза «Всех учили. Но зачем ты оказался первым учеником, скотина такая?» из «Дракона». Пьеса, в отличие от фильма, заканчивается оптимистически.
Евгений Шварц «Белый волк» - маленькая книжка, всего-то пару десятков страниц. Е.Шварц в 1922-23 г.г. был секретарем Корнея Чуковского.
Мне Чуковский всегда казался добрым и веселым сказочником. Проскальзывало кое-что у Лидии Чуковской, но мало ли какие разногласия могут быть у дочери и отца. Младшей дочке, Муре, посвящено много произведений. Н-да. «У Корнея Ивановича никогда не было друзей и близких. Он бушевал в одиночестве, не находя пути по душе, без настоящего голоса, без любви, без веры, с силой, не открывшей настоящего, равного себе выражения, и потому недоброй. По трудоспособности я не встречал ему равных.»
Для Шварца Чуковский - белый волк, существо удивительное, грозное, беспощадное и вызывающее уважение.
Обе книги написаны прекрасно.
Иванов «Географ глобус пропил» из списка sova_f.
Книга написана блестяще, только она коллекция моральных уродов. Кого ни возьми, разве что Овечкин не в их числе… А Служкин, вот честно, безответственный алкаш. Нет, пьянство не умилительно и не смешно. Я 14-ть лет до Израиля прожила в маленьком городке, насмотрелась.
Фэнни Флэгг «О чем весь город говорит», «Рождество и красный кардинал» этакие милые розовые книжечки, где за редчайшим исключением все люди хорошие, и все прекрасно. Конечно, небольшие трагедии здесь случаются, (злые мальчишки подстрелили птенца кардинала), но последствия, как правило, легко исправимы – птица вылечена и стала любимицей городка.
Такое успокоительное необременительное чтение, понятно, что на троечку с плюсом, в самый раз после «Географа»
С.Логинов «Свет в окошке» из списка sova_f.
Взять известную фразу "Мертвые живы, пока о них помнят" и на ней построить книгу. Читалось на одном дыхании.
Научно-популярное
Фрэнк Вильчек «Красота физики». Ф.Вильчек физик-теоретик, лауреат Нобелевской премии по физике и т.д., и т.п.
Эта книга размышление над одним-единственным вопросом: «Воплощает ли наш мир красоту?»
Рассказать про историю физики, про основные открытия, про четыре главных взаимодействия не используя формул, показать красоту всего этого – фантастически прекрасно.
Только такую книгу надо читать в печатном варианте, а не в черно-белом электронном, как читала я. В конце книги цветные диаграммы, схемы, к которым автор отправляет по ходу чтения, причем цвет играет не последнюю роль.
Сергей Попов «Суперобъекты [Звезды размером с город]» - книга о нейтронных звездах.
С.Б.Попов - астрофизик, доктор физ-мат. наук, ведущий научный сотрудник астрономического института, более сотни научных публикаций, специализируется на нейтронных звездах и черных дырах.
Читает в открытом доступе блестящие лекции по астрономии, которые я слушаю с интересом.
Книга оказалась небрежной записью лекций.
П.Талантов «0.05 Доказательная медицина от магии до поисков бессмертия».
Книга получила три литературные премии.
Об истории медицины и о том, как создаются новые лекарства и методы лечения, что такое доказательная медицина и как можно даже сегодня воспользоваться уловками. Есть ли польза от скриннингов и аптечных витаминов, всегда ли надо проводить лечение. Естественно, альтернативная медицина получает пинок. Много примеров и ссылок на исследования.
Ложка дегтя: Талантов по образованию врач, по специальности не работал, а занялся бизнесом, на сегодня интернет-миллионер.
Основал фонд «Эволюция» и три года был его руководителем. Тем не менее, книга написана не специалистом.
Но очень интересна, да

Книги января. Науч-поп.

«Как работает ваш мозг» статьи из журнала “New Scientist”. Наконец-то получила ответ на казавшийся очень странным результат эксперимента, на который ссылался в своей книге, кажется, Канеман. В ходе эксперимента человек должен был нажать кнопку, когда захочет, но моментально, без промедления. Информация параллельно считывалась с мозга. Мозг рапортовал «Нажать» до того, как человек нажимал кнопку. Давалось совершенно правильное объяснение происходящему: «Мозг принимает решение раньше, чем человек его принял.» Как оказалось, у кнопки был слишком долгий ход. Подтвердить эксперимент, т.е. независимо получить точно такой же результат, не удалось.
Дэвид Райх «Кто мы и как сюда попали. Древняя ДНК и новая наука о человеческом прошлом»
Дэвид Райх, американский генетик, занимается популяционной и медицинской генетикой, а также геномикой. Работал в лаборатории Сванте Паабо, занимался расшифровкой генома неандертальца. Позднее при помощи С.Паабо открыл собственную лабораторию в Гарварде, где расшифровал более 800 геномов древних людей.
Книга отличная, 10 из 10.
В последние годы произошла геномная революция, складывающаяся из лавины открытий, связанных с данными по полным человеческим геномам: то есть когда анализируются не небольшие кусочки генома, как, например, митохондриальная ДНК или хромосома Y, а весь геном целиком. Другая часть этой революции обусловлена новыми технологиями, позволившими выделять драгоценнейшую ДНК из ископаемых останков. В книге описана история происхождения современного человечества, всех его популяций, по результатам исследования геномов.
Теория, что современные люди примерно 50 тысяч лет назад распространялись из Африки и с Ближнего Востока, оставляя за собой популяции потомков; эти популяции отпочковывали свои дочерние популяции, при этом нынешние популяции тех или иных регионов произошли напрямую от первых прибывших туда групп мигрантов, ошибочна. Все было намного сложнее.
Практически каждая из нынешних групп населения есть продукт смешения популяций, происходившего от тысяч до десятков тысяч лет назад. Смешение лежит в основе человеческой природы, и ни одна популяция не является – и не может являться – “чистой расой”. Ни одна из групп населения не является чистым биологическим продолжением тех, кто жил там 10 тысяч лет назад. Эта книга рассказывает, как происходило смешение популяций. Исследуются прошлое почти всех существующих популяций.
Все это очень интересно, написано простым языком, графики и схемы помогают лучше представить происходившее. Есть отсылки к существующим ранее теориям и объяснение ошибочности этих теорий. Ничего личного – так говорят результаты исследований ДНК.
Нацизм, к примеру, основывался на идее расы чистых арийцев, носителей индоевропейского языка, чьи глубокие корни якобы уходят в историю германского народа с его культурой шнуровой керамики. От этой идеологии камня на камне не осталось, когда выяснилось, что родоначальники той культуры пришли из русской степи с волной массовой миграции. Или взять идеологию хиндутва, согласно которой вклад в индийскую культуру со стороны любых мигрантов, кроме южноазиатских, был минимальным: на деле оказалось, что половина наследия индийцев происходит от череды мигрантов с территорий Ирана и евразийской степи, докатившихся до Индии около 5 тысяч лет назад.

А теперь чуть политики:
«На конференциях я столкнулся вовсе не с какими-то экстремистами, а просто с четко выраженной господствующей общественной позицией, что изучение биологической разницы в человеческих популяциях опасно. Биологи и антропологи пришли в результате к согласию, что между крупными популяциями людей нет таких серьезных различий, на основе которых можно было бы строить концепцию “биологической расы”.
Однако это решение со временем превратилось – причем без дополнительных проверок – в догму о такой ничтожности различий между популяциями, что на практике их можно и нужно игнорировать и, более того, по возможности избегать любых их исследований. Ничего удивительного, что некоторым антропологам и социологам генетические работы по выявлению различий, пусть задуманные без всякого злого умысла, казались неблаговидными. Они опасались, что найденные различия могут послужить для утверждения расовых категорий, а их, наоборот, нужно опровергать. Для них любая подобная работа должна вести на скользкую дорожку псевдонаучных заявлений о биологических отклонениях, которыми в прошлом оправдывали работорговлю, движение евгеники за стерилизацию инвалидов как биологических уродов, убийство шести миллионов евреев нацистами.
В контексте этих опасений – а реакция на них исключительно острая – политолог Жаклин Стивенс предложила не позволять обсуждение данной темы даже по электронной почте и чтобы США “законодательно запретили своим служащим и грантополучателям… публикацию в любом виде, вплоть до внутренних циркуляров и ссылок на другие источники, заявлений о доказанно или мнимо наследуемых генетических вариациях, касающихся рас, народов, национальностей или других категорий населения, если только эти вариации не подтверждаются надежной статистикой и если их описание не принесет пользу общественному здоровью, каковые решения отдать специальному комитету, куда заявления по соответствующей теме должны отсылаться на утверждение”
В 2003 году последовала новая волна дискуссий. Началась она с публикации статьи Нила Риша, который отстаивал позицию пользы расовых группировок в медицинских исследованиях, и не только в контексте социоэкономических или культурных различий, но и в контексте генетических различий, сопряженных с заболеваниями, а значит, с точностью их диагностирования и лечения13. Риша убедили в этом примеры с серповидно-клеточной анемией, встречающейся среди афроамериканцев гораздо чаще, чем среди остального населения США. Он видел, что врач с большей вероятностью начнет подозревать серповидно-клеточную анемию, если пациент афроамериканец.
Эту позицию поддержало Управление США по надзору за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов, дав в 2005 году добро на выпуск BiDil, двухкомпонентного лекарства от сердечной недостаточности у афроамериканцев; этот препарат, как было показано, лучше действует на афроамериканских пациентов, чем на европейских. Другую сторону дебатов взял Дэвид Голдстейн, предположив, что расовые категории США настолько плохо предсказывают биологические свойства, что в долгосрочной перспективе они обесценятся. Вместе с коллегами он показал, что частоты генетических вариантов, предопределяющих тяжелые побочные эффекты от лекарств, практически не связаны с расовыми категориями (категории соответствовали принятым в переписи населения США). Расовые категории, как признавалось в заключении, могут быть приняты в расчет в настоящее время, но только в силу крайней неполноты наших сегодняшних знаний, в будущем же их место займет выявление индивидуальных мутаций у каждого пациента. Выбор лечения на основе расовых категорий просто отомрет.
О каких реальных отличиях нам известно? Мы не можем отрицать наличие значительных генетических отличий между популяциями, и касаются они факторов, определяющих не только цвет кожи, но и конституцию тела, способность переваривать крахмал и лактозу, способность легко дышать на большой высоте, восприимчивость к определенным болезням. И это только самое начало. Я думаю, что ограниченное число подобных различий связано с отсутствием исследований, опирающихся на достаточно мощную статистику для их выявления. Ведь для большинства вариаций, как указал Левонтин, изменчивость внутри популяций гораздо выше, чем между популяциями. А это означает, что в любой популяции есть индивиды с крайне низкими или крайне высокими показателями большинства признаков. Но при этом вполне могут существовать и тонкие различия между средними значениями признаков.»
И еще:
«Специалисты по древней ДНК и археологи обычно говорят, что останки, попадающие в лаборатории, настолько отдалены от нас во времени, что никаких связей ни с нынешними людьми, ни с нынешними культурами просто нет. Такой ответ закреплен законодательным актом США о защите и репатриации погребений, в котором установлено, что останки должны быть возвращены индейскому племени, если доказана биологическая или культурная связь с нынешними людьми. Теперь, однако, стандарты сдвинулись, как это видно из наглядных примеров: и скелет Кенневикского человека возрастом 8,5 тысячи лет, и останки из пещеры Духов (Spitit Cave) с датировками около 10 600 лет назад были возвращены племенам без достаточных на то научных оснований, доказывающих связь с конкретными нынешними племенами»

Книги января

Каверин. «Эпилог»
Для меня Каверин был писателем одной-единственной книги «Два капитана», прочитанной в детстве.
Не знаю, как бы я отнеслась к этой книге сейчас. Каждой книге свое время – тогда она тогда она была прекрасна.
Не знаю, почему стала слушать «Эпилог», не люблю мемуары. Оторваться не смогла.
«Заранее должен предупредить, что эта книга написана в начале семидесятых годов, то есть в период так называемого застоя.
Господствующим ощущением, ставившим непреодолимые преграды развитию и экономики, и культуры, был страх.
Правда, это было не то чувство, которое мы испытывали в тридцатых — сороковых годах, когда страх был тесно связан с арестом, пытками, расстрелом, смертельной опасностью во всех ее проявлениях.
Но это был прочно устоявшийся страх, как бы гордившийся своей стабильностью, сжимавший в своей огромной лапе любую новую мысль, любую, даже робкую, попытку что-либо изменить.»
В приложении книги – постановления и фамилии их подписавших.
Начинается книга с 1922 года с полуанекдотической истории – Шкловскому надо бежать: его разыскивают чекисты.
Договорено, что если у Тынянова занавеска на кухонном окне завязана узлом, то чисто. (Привет, пастор Шлагг.)
Когда к Тынянову пришли чекисты, чтобы устроить засаду на Шкловского, жена Тынянова не успела развязать узел.
Каждого пришедшего в квартиру Тыняновых чекисты задерживали.
Все просто: заглянул друг – задержали, за другом пришла жена, позвать обедать, - задержали; позвонил нищий – задержали.
В первый вечер в квартире было шесть задержанных.
Наступил второй день, и задержанных стало еще больше, каждого пришедшего обитатели квартиры встречали уже со смехом.
На третий день в квартире было свыше двадцати задержанных. Этакая сказка «Рукавичка».
«Диетические времена» – так называла их Ахматова - прошли быстро. Пришел страх 30-х годов.
«Эпилог» меня поразил. Книга о том, как через колено ломали литературу.
Это не было для меня совершенно новым, но вот в таком сконцентрированном виде читала впервые.
Оглушающее впечатление. В конце книги документальные приложения.
Продолжением «Эпилога» для меня стал «Письменный стол» - про случайные и неслучайные встречи, в книге приводятся письма.
О книге Катаева «Алмазный мой венец» приведу выдержку из письма Каверина Мицуёси Нумано
«Воспоминания В. Катаева («Алмазный мой венец») совершенно недостоверны и не представляют собою никакой цены для источниковедения.
Только один пример: он пишет, что я привёл Лунца к нему в 1923 году и что Лунц читал в его доме рассказ, который заставил Катаева и его друзей смеяться до упаду.
Но Лунц читал свой рассказ в Союзе писателей, а не у Катаева, а я познакомился с Катаевым в 1932 году и никогда не приводил к нему Лунца.»
Тендряков. Рассказы.
«Три мешка сорной пшеницы» 1973 г.
В последнюю военную зиму в колхоз приезжает городская комиссия, чтобы изъять все имеющиеся излишки зерна.
Бабы в колхозе давно пекут лепешки из травы, больше ничего нет. В деревне голод.
Три мешка сорной пшеницы председатель сберег, чтобы весной во время пахотной подкормить работающих, и эти несчастные три мешка надо изъять, а председателя посадить.
«Находка» 1965 г.
Старший инспектор рыбнадзора Русанов живет по правилам. Рыбаки из бригады варят после работы уху из пойманной рыбы?
Не порядок! Он переворачивает котел с ухой в костер. Жесткий, ненавидимый всеми человек, абсолютно уверенный в своей правоте.
Обходя озеро, Русанов находит ребенка и решает поступить по справедливости.
«Тройка, семерка, туз» 1961 г. О таежной бригаде сплавщиков.
«Век короткий» 1965 г. О свинарке Насте Сыроегиной.
«Кончина» 1968 г.
Умирает председатель богатого колхоза. Он спас колхоз от нищеты, его колхозники не голодали. Но был ли он хорошим человеком?
«Не ко двору» 1954 г.
Бригадир тракторной бригады Федор Соловейков женился на Стеше и переехал жить к тестю с тещей.
Да вот беда: родители Стеши заботятся только о своем хозяйстве, а в колхозе работают кое-как. Федора это очень огорчает.
(Не желают гады пахать за «палочки») Тендряков пишет отстраненно, не давая личной оценки.
Все эти рассказы 5 из 5.
«Расплата»
Мальчишка старшеклассник застрелил отца. Все знали, что отец пьет, бьет мать, но молчали.
Школьный учитель вдохновенно рассказывал, что за справедливость нужно воевать. Ну вот, мальчишка и довоевался.
«Свидание с Нефертити» 1964 г., роман.
Федор Материн, паренек из глухой деревни мечтает стать художником. Закончил десятый класс и 21 июня 1941-ого рванул в Москву в художественный институт. Вместо учебы ушел на фронт.
В институт поступил после победы. Его однокурсник Лева Шлихман появится через несколько лет уже под своим именем Эмка Мандель в рассказе «Охота» 1971г., опубликован в 1988 г.
Студенческий дух «Свидания с Нефертити» сразу вспомнится в «Охоте». В более позднем рассказе написано жестче.
И еще: «Охота» заканчивается милейшим документом, вырвавшимся из канцелярии М.В.Келдыша.
На нем резолюция академика «Ознакомить» А в документе, написанном в 1970 г., доктор философских наук, профессор МГУ, старший научный сотрудник АН СССР (по совместительству)И. С. Нарский
бьет себя пяткой в грудь, утверждая, что он не еврей.
Рассказы написаны рукой мастера, «Нефертити» слабее.
Ну а теперь книжки-однодневки, вместо семечек или поп-корна:
Маррс «Единственный».
Некая компания может по анализу ДНК подобрать пару абсолютно подходящих друг другу людей.
Достаточно сдать анализ ДНК и тебе сообщат, кто твоя идеальная пара.
История пяти пар.
Маррс «Пассажиры».
Автомобили водит искуственный разум, не важно такси или своя машина, достаточно сесть в нее, назвать нужный адрес, и машина поедет.
Некто захватывает управление над пятью машинами. 5 машин, в каждой заложник.
Все транслируется по телевизионным каналам, в фейсбуке, телеграмме и прочих соц.площадках

(no subject)

Книги месяца – научно-популярное. Декабрь
Борис Борисович Жуков закончил биофак МГУ, проработал лет 10 по специальности и ушел в журналистику. Его книги не о том, что лично он разрабатывал, а пересказ прочитанного для широкой публики.
«Дарвинизм в XXI веке»
Дается определение, что такое дарвинизм — это совокупность представлений о механизмах биологической эволюции, в которых ведущая роль отводится естественному отбору, т.е. изменчивость (мутации), наследственность и внутривидовая борьба за существование (здравствуй, школа).
Самый правильный дарвинизм это синтетическая теория эволюции (СТЭ). Согласно СТЭ, основные эволюционные события разворачиваются в популяции — совокупности существ того или иного вида, населяющих некоторую местность. У каждого такого существа — особи — есть множество генов. Практически каждый ген существует в нескольких альтернативных вариантах — аллелях. Каждая особь обладает конкретным неповторимым сочетанием аллелей разных генов — генотипом, совокупность генотипов создает генетическое разнообразие популяции. При бесполом размножении генотипы переходят от поколения к поколению без изменений (если не считать относительно редких мутаций), если же есть хоть какая-то форма полового процесса, каждый потомок получает смесь генов двух своих родителей, что постоянно создает все новые и новые генотипы. Частота каждого отдельного аллеля остается в каждом поколении одной и той же. Причем это соотношение (его называют законом Харди — Вайнберга) выполняется тем точнее, чем больше популяция и чем менее избирательно скрещивание особей внутри нее. Но все это возможно только в том случае, если жизненный успех носителей любого аллеля одинаков. Если же это не так, если некоторые аллели обеспечивают своим обладателям бóльшую вероятность выживания или больший успех в размножении, в дело вступает естественный отбор: частота «выгодных» аллелей в популяции начинает расти от поколения к поколению, а частота альтернативных им — падает. Это и есть биологическая эволюция, элементарным событием которой, согласно СТЭ, всегда является изменение генных частот. Впрочем, эволюция вида как целого не очень интересует СТЭ. В центре ее внимания находится процесс видообразования. В образцовой, наиболее разработанной модели он начинается с ограничения свободы скрещиваний.
А дальше начинается критика всяких неправильных течений, отрицающих эволюцию или неправильно ее толкующих: генетического дарвинизма, ламаркизма и неоламаркизма, автогенеза и прочая, и прочая. В том числе теории, отрицающей дарвинизм, т.к. он не согласуется со вторым законом термодинамики. Ну да, только второй закон существует для замкнутых систем, а живые существа к ним не относятся. Есть и теория, порицающая дарвинизм за нацизм. Жуков мужественно критикует все эти неправильные теории, но порой увлекается аналогиями. Аналогия – дело скользкое, она бывает и ложной.
В сухом остатке: про СТЭ я не знала, критику современных «неправильных» теорий было интересно почитать.
«Введение в поведение. История наук о том, что движет животными и как их правильно понимать.»
Наука о поведении животных от начала 19 в. и до наших дней.
Сделан акцент на трех течениях: бихевиоризме, учении Павлова, этологии Лоренца-Тинбергена.
Поведение присуще только живым организмом, и только пока они живы. Причем, присуще только организму в целом. Только в первой половине 19 в. началось изучение поведения животных учеными. Фредерик Кювье, директор парижского Зверинца, не создал никакой общей теории поведения животных, не написал об этом предмете специального труда. Его многочисленные наблюдения и оригинальные выводы из них разбросаны по 70 выпускам «Естественной истории млекопитающих». Дарвин высказался на этот счет совершенно недвусмысленно: «Разница между психикой человека и высших животных, как бы она ни была велика, это разница в степени, а не в качестве.» В 1872 году Дарвин выпустил уже довольно специальный труд «Выражение эмоций у человека и животных». Не будет большим преувеличением сказать, что зоопсихология не только появилась раньше собственно психологии, но и в значительной мере стимулировала становление последней как самостоятельной дисциплины с собственным предметом и методом исследования. И преемственность между ними не ограничивалась только идейным влиянием. Уже в 1862/63 учебном году молодой ассистент знаменитого физиолога Германа Гельмгольца, преподававший в Гейдельбергском университете физиологию, прочел годичный курс лекций «О душе человека и животных» – одно из первых систематизированных изложений рождающейся зоопсихологии, – а затем издал их отдельной книгой. Лектора звали Вильгельм Вундт. Спустя 16 лет, будучи уже профессором Лейпцигского университета, он создал первую в мире психологическую лабораторию – и это событие традиционно считается условным моментом рождения научной психологии. Но, если в начале 19 в. ученые писали о «повадках», «привычках», «обычаях», «нравах», «уме», «характере», «манерах», «умениях», «способностях», «инстинктах», «чувствах», «воле», «душевной деятельности» и тому подобных категориях, то с середины 1880-х годов в работах англоязычных зоопсихологов изредка, а в 1900-е годы – уже регулярно используются слова, обозначающие именно и только поведение: conduct и современное behavior. Данный лексический сдвиг отражал изменения в самом взгляде ученых на проблему, сдвиг фокуса их внимания. Начинают появляться работы, в которых те или иные формы поведения (описываемые все еще в основном в старых терминах «инстинктов», «привычек», «ума» и т. д.) рассматриваются уже не как средство судить о психике животных, а как самостоятельный предмет изучения.
Про Павлова писать не буду,там все знакомо.
Бихевиоризм:
13 февраля 1913 года в самом респектабельном университете Нью-Йорка – Колумбийском – 35-летний психолог Джон Бродес Уотсон выступил с публичной лекцией на тему «Психология, какой ее видит бихевиорист». В этот день в психологии и зоопсихологии родилось новое направление – бихевиоризм. Ему было суждено приобрести необычайную популярность, оказать огромное влияние не только на все области этих дисциплин, но и на другие науки и на всю культуру XX века. В своей первой лекции Уотсон утверждал невозможность и ненужность изучения психических процессов – не касаясь того, какова их роль в поведении. Но уже вскоре он счел это недопустимым компромиссом, уступкой ненавистному «ментализму» (как бихевиористы называли теперь традиционную психологию). По мнению Уотсона, психические процессы – будь то мышление, воображение, эмоции или что-то еще – вообще не играют никакой роли в поведении и не могут считаться его причиной. Причины любого поведения коренятся во внешних стимулах, а психика лишь пассивно отражает преобразование входящих нервных сигналов (от органов чувств) в исходящие (к мышцам и другим исполнительным структурам), никак не влияя на их содержание. Более того, сам процесс мышления (при всей его избыточности и неспособности влиять на поведение) никогда не остается чисто психическим и даже чисто нервным процессом: он всегда имеет выражение в какой-то мышечной деятельности – даже если движения мышц столь слабы, что их невозможно заметить.
Этология:
Теоретическая концепция Лоренца (которую теперь следовало бы называть «моделью Лоренца – Тинбергена – фон Хольста»): согласно ей, каждому паттерну врожденного поведения соответствует реализующий его механизм – некий нервный центр. В нем постоянно идет накопление некоторого потенциала, «нервной энергии», ищущей выхода – которым может быть только реализация паттерна. (Физическая природа накапливающегося потенциала неясна, да особо и не важна, но предполагается, что в основе этого процесса лежит фон-хольстова спонтанная активность определенных нейронов, долбящих и долбящих своими импульсами другие нейроны, накапливая в них какие-то химические изменения.) Но этот выход до поры до времени блокирован запирающим устройством. Отпереть его может только «врожденный разрешающий механизм» (IRM), а его привести в действие может только появление «ключевого стимула» – объекта, совокупность признаков которого совпадает с имеющимся в IRM образом. Если это совпадение происходит, IRM отпирает затвор, и накопившаяся в нервном центре «энергия» получает моторный выход, воплощаясь в поведенческий паттерн – последовательность действий (направленных обычно на объект, сыгравший роль «ключевого стимула»). Впрочем, система не ждет появления разрешающего стимула пассивно: нарастающее «давление» в нервном центре побуждает мозг в целом к активному поиску заветного объекта (аппетентному поведению – Лоренц заимствовал это понятие у Крейга, включив его в собственную модель). В частности, оно обостряет чувствительность зрения, слуха, обоняния и других анализаторов (именно поэтому люди, практикующие регулярное голодание, говорят, что в этом состоянии мир выглядит «промытым» – все краски, формы, звуки, запахи ощущаются ярче обычного). Если поиски затягиваются, растущее давление «нервной энергии» начинает снижать требовательность IRM к ключевому стимулу. Теперь стимулом, запускающим паттерн поведения, может стать и не вполне подходящий объект (например, волк, долго не находящий волчицы, обращает свои ухаживания на домашних собак).
Впрочем, говоря о том, что инстинктивные действия – основа поведения, Лоренц, разумеется, не утверждал, что вообще все поведение животных инстинктивно. Он полагал, что инстинктивные паттерны образуют своего рода каркас поведения, в который могут тем или иным образом встраиваться действия индивидуальные, пластичные, сформированные личным опытом. Причем такое соединение происходит не только на уровне всего поведения в целом – врожденные и индивидуальные составляющие можно различить даже внутри одного конкретного поведенческого акта. Моделью того, как это может происходить, стал феномен импринтинга, чрезвычайно интересовавший Лоренца всю жизнь. Ведь, по сути дела, вся его «моторная» часть, все поведение «зачарованных» гусят или утят – типичный фиксированный паттерн поведения, «инстинктивное действие». Единственное его отличие от «настоящего» инстинкта состоит в том, что на момент рождения мозг птенца еще не содержит эталона того ключевого стимула, который в дальнейшем будет высвобождать это поведение. Есть только некие рамочные ограничения: это должен быть достаточно крупный[53] предмет, движущийся не слишком быстро и не слишком медленно и первым оказавшийся в поле зрения птенца. Но после того как встреча с таким объектом произошла, его индивидуальные признаки становятся ключевыми стимулами, и в дальнейшем вызывать у птенца поведение следования будут уже только они – как если бы они были врожденными. То есть в общей программе врожденного поведения и его регуляторов оставлен маленький пробел, заполняемый «от руки» индивидуальным опытом. Примерно так же, по Лоренцу, соотносится врожденное и приобретенное и в других формах поведения: конкретное соотношение этих компонент может быть самым разным, но всякое обучение строится не на пустом месте, а на основе того или иного врожденного поведения.
Илья Андреевич Мартынов «Мозг. Как он устроен».
Как устроен и как работает наш мозг от А до Я. Все, что я раньше читала об анатомии, устройстве и работе мозга, (основные моменты), собрано в этой книге. Есть и добавка про три этажа. «Если говорить максимально просто, в мозге можно выделить три этажа.
1. Первый этаж журналисты и многие популяризаторы науки называют «рептильный мозг» (это ствол мозга, складывающийся из продолговатого, заднего, среднего и промежуточного мозга). Эта часть отвечает за выживание организма (порой даже в самых экстремальных условиях).
2. Второй этаж называют «обезьяний мозг». Этот кусок (состоящий из многих структур) находится преимущественно над «рептильным мозгом» и отвечает за наши эмоциональные реакции. Когда обезьяне что-то не нравится, она начинает кричать, размахивать конечностями и даже может напасть. Так ведут себя некоторые дети и подростки, потому что у них еще во многом доминирует «обезьяний мозг».
3. Третий этаж. Речь здесь идет о коре больших полушарий. Это и есть наш «человеческий мозг».

Каверин. «Эпилог», об этой книге напишу потом, надо в себе разобраться.

Книги за ноябрь

Доррис Лессинг «Великие мечты».
Этакая почти современная семейная мини-сага в основном посвященная шестидесятым годам прошлого столетия, годам молодежного бунта, истеричным и шумным, разрушительным и бессмысленным. Злобные вопли «фашист» в сторону инакомыслящих, уверенность, что все тебе должны, а ты никому. Что-то это мне напоминает.
И над всем этим Юлия, безукоризненно сдержанная и достойная, отдавшая в распоряжении невестки и ее сыновей весь свой дом, три этажа за исключением четвертого, где она живет.
Фрэнсис, ее невестка, трудяга, содержащая двух сыновей-подростков и множество их приятелей, поселившихся в доме Юлии – иначе нельзя. Нельзя, чтобы сыновья ушли из дома, как их приятели. Важно, чтобы сыновья получили образование, важно, сохранить их доверие и дружбу.
Муж Фрэнсис, товарищ Джонни, демагог чистой воды. Подбросивший Юлии дочь своей второй жены, Сильвию, а потом пытающийся передать на ее попечение и саму вторую жену, психически неустойчивую женщину.
Годы идут, дети вырастают, и Сильвия, став врачом, отправляется в освободившуюся от колонизаторов Африку лечить людей. Там неурожай, голод, вороватое правительство.
Не могу сказать, что книга понравилась. Скорее было интересно почитать о тех годах.
(Единственная книга о 60-х, которую прочитала очень давно, «За стеклом» Робера Мерля, о студенческом бунте во Франции.)

Авраам Б.Иегошуа «Дружественный огонь».
На праздник Хануки в школе каникулы, и Даниэла отправляется в Африку навестить оставшегося там Ирмиягу.
Не так давно жена Ирмиягу, сестра Даниэлы умерла. Муж Даниэлы, Яари, хозяин и начальник проектного бюро, остается дома.
У Яари множество забот: присмотреть за больным отцом, решить технические проблемы на работе, сын, невестка, внук, внучка, давняя знакомая отца.
Ничего особенного, такая милая книжка из серии «прочитать и забыть».
«Восемь смертных грехов» Конрад Лоренц.
8 процессов, угрожающих по мнению писателя гибелью всему человечеству. Я с большим уважениям отношусь к книгам о животных/птицах/рыбах этого ученого, поэтому и решила почитать о том, что он считает грехами человечества.
Если умный человек говорит то, с чем я не согласна, то это все равно интересно и вызывает желание подумать. Вдруг это я не права?
Итак, наши грехи. Книга написана в 60-е, что объясняет пункты 4 и 5.
1. Перенаселение Земли, вызывающее у каждого из нас агрессию и желание отгородиться от избыточных социальных контактов.
2. Опустошение жизненного пространства, уничтожающее природную среду и убивающее в человеке благоговение перед природой.
3. Ускоряющееся развитие техники делает человека слепым к подлинным ценностям, не оставляет времени для размышлений.
4. Исчезновение сильных чувств и нетерпимость ко всему, что вызывает неудовольствие.
5. Генетическое вырождение. «Нельзя исключить, что многие проявления инфантильности, делающие из значительных групп нынешней «бунтующе» молодежи общественных паразитов, могут быть обусловлены генетически».
6. Разрыв с традицией. Для молодежи старшие – чужая этническая группа.
7. Уничтожение индивидуальности. Увеличение технических средств воздействия на общественное мнение приводит к унификации взглядов.
8. Ядерное оружие навлекает опасность на все человечество.
Далеко не со всем я согласна, но читать было любопытно.
Кое-что вызывает улыбку: в новых высотных домах у двух квартир общий балкон имеет высокую перемычку нет, не для того, чтобы вы не смогли посетить квартиру соседей, когда их не будет дома, а исключительно из-за того, что вы ненавидите своих соседей и не желаете их видеть.
Елена Клещенко «ДНК и ее человек».
Краткое объяснение, что такое ДНК, а потом множество случаев, как с помощью ДНК были найдены преступники, начиная от преступлений, совершенных десятилетия назад, и кончая взрывом в Шереметьево, как была опознана царская семья, как была определено, чьим сыном является вот этот ребенок, были отменены несправедливые приговоры.
В книге нет смакования преступлений, акцент сделан на то, как удалось найти преступника.
Поднимается очень интересный вопрос: существуют открытые базы ДНК, куда человек сам, по собственному желанию, вносит свои данные, чтобы найти возможных родственников.
Существуют базы ДНК, созданные учеными, которые исследуют ДНК жителей разных областей, чтобы определить различия.
Именно с помощью открытой базы ДНК удалось найти родственников преступника и выйти на него.
С помощью данных о ДНК в одном районе Ингушетии был вычислен террорист из Шереметьево.
Еще раз: люди сдавали ДНК добровольно и не думали, что их данными воспользуется полиция.
С одной стороны, главное поймать убийц.
С другой, вполне возможна ошибка по любой причине, хотя бы случайное загрязнение ДНК –было совершенно несколько убийств, судя по ДНК убийцей была женщина. Вызывало изумление как быстро она перемещалась. Женщину нашли. Она была ... упаковщицей палочек, которые использовали для сбора ДНК.
С третьей стороны, сведения о ДНК человека являются личной информацией.